Интервью с пресс секретарем Binomo

Рейтинг самых лучших платформ для бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место на рынке! Лидер независимого рейтинга. Самая удобная платформа для новичков.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    Проверенный временем брокер!

Пресс-секретарь Binomo Варвара Бравникова о перспективах трейдинга

Один из основных игроков российского опционного рынка – компания Binomo на днях презентовала новый дизайн сайта и торговую платформу собственной разработки.

Такое знаменательное событие вызвало переполох в среде трейдеров. Ведь не каждый день на рынке появляется продукт такого высокого уровня, а чтобы он был еще и российской разработкой, которая может занять высокие позиции на мировом рынке опционов, вообще вспомнить сложно.

О причинах такого большого функционального скачка брокера и о дальнейших планах развития мы поговорим с пресс-секретарем компании Binomo — Варварой Бравниковой.

— Варвара скажите, зачем довольно молодому брокеру понадобились такие радикальные изменения?

— Наша компания всегда нацелена на развитие. Поэтому, мы решили предоставить нашим клиентам сервисы нового профессионального уровня: мощный обучающий раздел, профессиональный с широкими техническими возможностями торговый терминал и еще более лояльные условия торговли, которые могут привлечь новых клиентов и повысить уровень доходов уже существующих. Только предлагая новые эксклюзивные продукты, возможно преодолеть конкуренцию, которая очень высока на этом рынке. Мы стараемся сделать трейдинг наших клиентов максимально прибыльным и удобным.

— Нам известно, что возможности терминала будут расти. Что доступно уже сейчас?

— Торговая платформа в данный момент работает в базовой комплектации. В нее входят: широкий перечень торговых активов, который включает рублевые активы с высоким уровнем выплат, одновременное заключение нескольких контрактов, экспирация сделок в диапазоне от 30 секунд, выбор уровня компенсации убытков до 30%, лоты стоимостью от 1 USD.

Появился новый прогнозирующий функционал «Мнения большинства», который помогает определить настроения других трейдеров по рынку конкретного актива.

Заработал наш новый образовательный раздел сайта с профессиональным наполнением и новыми программами. Также работает аналитический сервис, в котором наши специалисты предлагают клиентам готовые торговые сигналы с высокой эффективностью, которые разрабатываются на основе анализа экономических новостей.

Рейтинг честных брокеров бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место на рынке! Лидер независимого рейтинга. Самая удобная платформа для новичков.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    Проверенный временем брокер!

— Что в дальнейшем компания предложит своим клиентам?

— Да, планов у нас много. В первую очередь мы увеличим аналитические возможности торгового терминала. Будут внедрены в работу: набор индикаторов для технического анализа, которые помогут клиентам в создании торговых стратегий, при этом отпадет необходимость использования посторонних программных сервисов. Появится отображение графика в виде свечей, что откроет возможность торговли по свечным фигурам и на паттернах. Эти функции уже существуют и проходят тестирование.

— Что побудило брокера создать торговый терминал с нуля? Ведь это довольно дорого?

— Нашей изначальной платформой была SpotOption, однако мы решили создать эксклюзивный и недоступный больше ни у кого продукт. Простого усовершенствования имеющегося терминала было не достаточно. И мы решили поставить перед собой довольно амбициозную задачу – разработка совершенно нового торгового терминала, причем полностью российского производства. И уже сейчас можно констатировать, что это было правильное решение. За тот короткий период, что прошел с момента презентации, наши трейдеры существенно увеличили прибыльность торговли опционами.

— Неужели всё прошло так гладко?

— Нет, были и некоторые сложности. Желание презентовать клиентам полную версию платформы привело к тому, что мы до сих пор добавляем некоторые функции. Также произошел программный сбой в работе терминала, что привело к неприятным моментам и некоторым потерям у наших клиентов. За что еще раз мы приносим свои искренние извинения и надеемся, что выплаченные нами компенсации несколько подсластили тот горьких осадок, который получили некоторые наши клиенты. Но, не смотря на это, положительных моментов намного больше и наши новые сервисы после добавления, я думаю, найдут немало позитивных отзывов наших клиентов.

— Напоследок расскажите кратко, что вас в дальнейшем будет отличать от конкурентов?

  • Самые лояльные для клиентов условия торговли: торговый счет от 10 USD, лоты от 1 USD, 30% страхование рисков, бонусные начисления средств
  • Возможность проведения тех анализа непосредственно на торговом терминале и дополнительные торговые сигналы
  • Широкий выбор образовательных материалов и персональное дистанционное обучение
  • Служба поддержки на высоком профессиональном уровне
  • Возможность добавления в терминал дополнительных функций и инструментов

Mediabitch

Не нам вам рассказывать о том, что пресс-секретарь — это просто очень ответственная работа. В идеальном мире пресс-секретарь должен быть главным спикером компании и правой рукой руководителя. Однако это происходит не всегда — не только потому, что сами руководители в России склонны к авторитарной модели управления компанией, но и потому что перекладывать столь большую ответственность на плечи вчерашней выпускницы журфака по меньшей мере опасно.

Мы решили разобраться, а как же, собственно, выбрать такого человека на пост пресс-секретаря, который не просто будет писать никому не нужные пресс-релизы, но и думать стратегически, полностью неся на себе репутационное бремя компании. Для этого мы спросили руководителей PR-отделов, HR-отделов и руководителей агентств о том, что стоит сделать, чтобы найти своего идеального пресс-секретаря.

Инна Алексеева, генеральный директор агентства PR Partner:

— Стресса в работе пресс-секретаря хоть отбавляй, поэтому для проверки на прочность мы используем интервью «Три на три» Брайана Трейси — три разных сотрудника собеседуют кандидата в трех разных местах (опенспейс в офисе, встреча в кафе, на улице или в любом другом шумном и людном месте). Это действительно хороший способ оценить стрессоустойчивость и лояльность к компании претендента на должность.

Требуйте у кандидатов хороший английский язык, а еще лучше проведите собеседование на этом языке. Даже если в вашей компании такие навыки не активно используются, знание иностранного языка — полезный бонус, так как тренирует мышление и расширяет кругозор. Оценить интересы также можно вопросами типа «Что вы сейчас читаете?», «Какой фильм вы порекомендуете коллеге?», «Как провели последние выходные?».

Не относитесь к рекомендациям как к формальности. Позвоните прежним работодателям и запросите личный отзыв на сотрудника — так вы сможете оценить не только порядочность кандидата (да, бывают «липовые» отзывы), но и его способность выстраивать долгосрочные отношения с коллегами.

Пресс-секретарь — должность ответственная и публичная, поэтому проверьте у вашего кандидата профили в социальных сетях. Был случай, когда пришлось отказать подходящему сотруднику из-за неоднозначных фото и депрессивных постов в соцсетях. Где гарантия, что такой человек сохранит выдержку в кризисной ситуации? Тем более человек рассматривал вакансию пресс-секретаря банка, где чрезмерные эмоции и экстравагантное поведение недопустимо.

Конечно, профессионализм лучше проверять на деле. Далеко не каждый имеет портфолио с готовыми работами. Для оценки копирайтинга предложите тестовые задания — написание пресс-релиза/комментария и стилистическую правку текста. Попросите также пресс-секретаря рассказать о себе, навык самопрезентации — ключевой для данной специальности.

Есть у нас еще одно испытание для PR-специалиста — игра-загадка «данетка». Я на собеседовании описываю какую-то ситуацию и прошу соискателя задавать мне вопросы, чтобы ситуацию максимально полно раскрыть, при этом можно задавать такие вопросы, ответом на которые могут быть только слова «да» и «нет» (а также «не имеет значения»), и смотрю на реакцию. И не важно, разгадает ли человек данетку или нет, важно, чтобы он задавал как можно больше вопросов и не сдулся, это своего рода проверка и гибкости ума, и находчивости, и стрессоустойчивости.

Наталья Рушкевич, директор по HR и корпоративным коммуникациям в IT-компании LiveTex:

— Точного рецепта того, как найти и выбрать идеального пресс-секретаря нет. Все зависит от конкретных целей и задач компании.

Например, вы точно знаете, что вам нужен человек, который будет заниматься исключительно работой со СМИ, и, помимо этого, не будет заказывать сувениры на Новый год или делать посты в соцсетях. В этом случае ключевые скиллы сотрудника – умение работать с прессой и обрабатывать большой объём информации ежедневно. Этот человек должен быть коммуникабельным, нет, даже очень коммуникабельным. Да, это избито и банально, но действительно так. Пресс-секретарь должен уметь собирать информацию внутри компании и постоянно вылавливать зарождающиеся тренды. Такой человек может из услышанной в коридоре фразы от сотрудника сделать целую статью, причём действительно интересную СМИ.

Кроме того, на этапе подбора кандидатов компания должна чётко знать, нужен ли ей публичный пресс-секретарь или менее заметный кандидат. Плюсы есть у обоих вариантов. Так, публичный сотрудник может на своём личном бренде значительно увеличить авторитет компании только за счет того, что начал в ней работать. Но есть и обратная сторона медали: в случае конфликта или ухода такого сотрудника из компании, он без особого труда сможет уничтожить репутацию, которая создавалась годами. Менее активный в информационном поле кандидат не опасен работодателю с этой точки зрения, но ему будет сложнее выстроить отношения со СМИ, особенно если он переходит из одной отрасли в другую.

Как же понять, что на собеседование пришёл профессионал? Во-первых, нужно не заваливать кандидата вопросами, а послушать как он говорит. Узнать, как он создаёт новость. Просто написать и разослать пресс-релиз по СМИ – мало, необходимо, чтобы он сработал как инструмент. Однако текст всё же должен быть качественным, поэтому в тестовом задании кандидата чаще всего просят написать пресс-релиз. Не стоит давать слишком сложные темы для релиза, особенно если мы говорим о сфере IT-технологий. Ещё один вариант тестового задания – мониторинг публикаций в сети о своей компании. Попросите кандидата «выкопать» о вас всё, что он сможет найти. Это поможет и вам посмотреть свежим взглядом на то, как компания представлена в Сети, и найти несоответствия тех или иных фактов реальности. Кроме того, так вы поймёте, не поленился ли кандидат поискать информацию за пределами раздела пресс-центр на сайте компании. И как всегда попросите привести пример трёх задач, на которых кандидат сосредоточился бы в первую очередь, чтобы показать осязаемый результат своей работы уже через месяц.

Яна Творогова, исполнительный директор Продюсерского центра «Останкино»:

— На этапе выбора кандидата я советую обращать внимание на кейсы претендента. Посмотрите, с какими компаниями и персонами человек работал, какие задачи реализовывал, какие СМИ привлекал. Чем больше у потенциального пресс-секретаря связей среди журналистов, тем лучше. В идеале, чтобы он имел опыт работы и с телеканалами, и с радиостанциями, и с газетами, и с журналами. Причём, на мой взгляд, очень важно, чтобы СМИ были разного профиля.

Ошибочно полагать, что если, например, ваша компания занимается организацией праздников, то надо искать пиарщика именно с опытом работы с ивент-агентствами. Это совершенно не обязательно. Наоборот, хороший специалист имеет за плечами много реализованных проектов в разных сферах. А если кандидат всю жизнь занимается только чем-то одним, очень узкопрофильным, это значит, что ему не свойственна широта мышления, он боится перемен, общения, не хочет развиваться. Скорее всего, круг знакомств среди журналистов у него тоже небольшой, все держится на 2–3 редакторах или корреспондентах, которых в любой момент могут уволить, а ваш пиарщик не сможет с этой ситуацией справиться.

При сборе информации о кандидате можно обращать внимание не только на резюме, но и на страницы претендента в соцсетях, количество журналистов в друзьях, подписку на профильные группы. Помимо этого, можно связаться с бывшими работодателями и клиентами, чтобы подтвердить опыт работы и квалификацию.

Впрочем, далеко не все пиарщики – публичные люди. Поэтому если кандидат не имеет своей страницы в соцсетях, не стоит сразу же отметать его кандидатуру.

Его профессиональный уровень вы можете проверить во время интервью. Например, можно дать задание – придумать несколько вариантов пиар–акций, назвать известных вам редакторов на популярных каналах или в журналах или за 10 минут написать пресс-релиз.

А ещё лучше – организовать съёмку или публикацию. Конечно, это вряд ли удастся сделать прямо во время собеседования, но за несколько дней толковый пресс-секретарь с таким заданием точно справится. И это будет единственно верным критерием – брать такого кандидата на работу или нет.

Анна Каримова, консультант по PR- и GR-коммуникациям:

— На мой взгляд, самую объективную оценку квалификации пресс-секретаря можно получить из отзывов журналистов. Необходимо учитывать, что могут быть и какие-то негативные истории – недопонимание или конфликты, поэтому желательно поговорить с 3–4 журналистами, с которыми сотрудничал кандидат. При этом акцент стоит сделать на таких навыках пресс-секретаря, как полнота и актуальность поставляемого контента, оперативность предоставления информации, способность генерировать идеи для СМИ.

Если это человек с опытом работы, то, думаю, вести речь о тестовом задании не стоит.

Но если вы нанимаете перспективного новичка или человека из смежной отрасли и при этом не уверены в понимании им вашей специфики, можно дать ему задание подготовить небольшой релиз, например.

Ольга Алексеева, PR -директор мобильного оператора Yota:

Плюсом для потенциального пресс-секретаря может стать опыт работы журналистом. Во-первых, у такого человека, с высокой долей вероятности, будет набита рука на быстрое и качественное написание текстов. Во-вторых, если он работал с темами, которые близки компании, он будет разбираться в специфике отрасли и ему не потребуется время на изучение того, как все устроено на этом рынке. Но, конечно, сужать круг поиска только бывшими или нынешними журналистами не стоит.

Когда вы определитесь с потенциальными кандидатами, изучите их страницы в соцсетях. Это даст представление о том, как человек ведет себя в публичном поле, чем интересуется, как относится к текущей работе. Если ничего в профиле человека не вызовет отторжение, его можно приглашать на собеседование.

Личная встреча, пожалуй, один из самых важных этапов. Общение с глазу на глаз даст представление о том, как будущий пресс-секретарь общается с незнакомыми людьми, насколько развиты его коммуникативные навыки, располагает ли кандидат к себе или нет.

После собеседования, если оно прошло успешно, необходимо проверить умение кандидата собирать информацию и складывать слова в понятные информативные тексты. Лучше всего для такого задания составить список из 6–7 реальных запросов на комментарии, который будет включать пару каверзных вопросов. Важным нюансом является то, что в реальной жизни от идеального пресс-секретаря требуется не только качество, но и скорость подготовки комментариев, пресс-релизов и т. д. Поэтому стоит сразу обговорить с кандидатом, что тестовое задание будет выслано ему в тот момент, когда он сможет заниматься только его выполнением, чтобы в итоге можно было оценить как сами тексты, так и время, которое потребовалось на их подготовку.

София Лазарева, управляющий партнёр PR-агентства «Ясный день»:

— Мой алгоритм по подбору пресс-секретарей для проектов нашего PR-агентства или в свою команду следующий.

Первое — нужно понять, каким он должен быть, составить свой чек-лист:

  • А. Каковы характеристики проекта/компании? Нужно ли ежечасно отписываться в твиттере гиперактивного руководителя и делать провокационные инсайды журналистам или просто быть на месте, рассылая раз в месяц согласованные и пересогласованные пресс-релизы, из которых вычеркнуто всё то, что интересно?
  • В. Кто есть лицо проекта? Кто ему нужен для комфорта: милая умница, интеллектуал-сорванец или блондин-кардинал Песков. Сколько типажей руководителей — столько и пресс-секретарей.
  • С. Какова сфера деятельности проекта? Если кандидат пришёл из «глянца», то вещать о политике партии «Единая Россия» будет плохо или как минимум странно.
  • D. На какой функционал ищем? Только взаимодействие со СМИ или широкий спектр полномочий (полиграфия, мероприятия, психологическая разгрузка и т. д.).
  • Е. Стоимость.

Второе — общие требования к кандидату:

  • профильное образование (только не перепрофилированные подполковники запаса с большим опытом работы);
  • высокий интеллект;
  • приятная внешность и природное обаяние (пресс-секретарь может и не быть красавцем, но, если он ещё и красив, то дело в шляпе);
  • должен быстро писать и быстро соображать;
  • должен любить свою работу и быть амбициозным (работая в среде, где тебе могут отказать, нельзя сдаваться – ничего, кроме амбиций, не поможет достигнуть цели).

Третье — как смотреть резюме? Предвзято, критично и быстро.

Если он вас не зацепил за те полминуты, которые вы уделили резюме, то — в корзину, потому что его работа — цеплять.

А если зацепил, то смотрим опыт работы и текстовое портфолио.

Моё правило: первый контакт только по почте. Если соискатель небыстро реагирует на письмо, то есть сомнения, что по работе он будет отвечать оперативно.

При наличии портфолио тестовые задания не нужны. Единственное, можно предложить сделать мониторинг информации по заданной тематике и увидеть качество работы с документом. Например, кандидаты с опытом работы в госструктурах весьма молодцы — документы ровные, информативные, но вот с выводами проблематика, так как боятся своего мнения или не имеют такового. Пресс-секретари с рынка весьма хороши, но менее аккуратны, зато более хваткие и позитивные.

Вопросы на собеседовании — это уже заключительный этап, когда я почти уже убеждена, что разговариваю с профессионалом. Я спрашиваю следующее:

  • А что вы делали в таком-то проекте? Какова именно ВАША роль? Как вы это сделали? Кто вам помогал? Тут выплывают иногда не самые приятные детали: «писали всем отделом», «у нас был ответственный за размещение в СМИ», или «за рассылку кто-то в комитете отвечал» и т. п.
  • Поищите знакомых вам личностей и расспросите о них: знает или нет, и какова характеристика?
  • Спросите о цели в жизни и ценностях. Услышите ответы на не типовые вопросы и вам решать — подходит он вам или нет. Мне важна умеренная циничность и здравый смысл.

Идеальный для меня вариант: сотрудник, который закончил журфак, начинал карьеру одной из госструктур (второй уровень знакомств и чиновничья муштра), имеет опыт работы в коммерческих крупных структурах или агентствах (знает себе цену). При этом он иногда фрилансит (скорее для обогащения опытом и карманных денег на дорогой ресторан и уикенд за границей), много читает и смотрит, и в целом разносторонне развитая личность.

Фото: кадры из сериала «Скандал»

Мнения собрала Розалия Каневская

Наталья Тимакова — о работе пресс-секретарем: я открываю важные двери

Наталья Тимакова — пресс-секретарь Дмитрия Медведева, сначала президента, теперь премьер-министра России, рассказала в интервью Снобу о своей гражданской позиции, специфике работы пресс-секретаря у лиц, представля­ющих властные структуры, и демократической журналистики в России. Встреча Тимаковой с журналистом Ксенией Чудиновой состоялась сразу после инаугурации Владимира Путина, в дни ожесточенного противостояния полиции и оппозиции на улицах Москвы.

— В чем для вас заключается выра­жение граждан­ской позиции?

— В моей работе. То, что думаю о текущей ситуации, что бы хотела видеть в моей стране, я пытаюсь реализовывать через работу. И расхождений быть не может: если моя гражданская позиция идет вразрез с теми задачами, что стоят передо мной, значит, мне придется уйти с работы.

— Как бы вы объяснили пятилет­нему ребенку, чем вы занимаетесь?

— Я открываю важные двери. С одной стороны, я должна сделать так, чтобы президент видел текущую повестку в СМИ и таким образом понимал, что волнует людей, потому что журналисты довольно точно улавливают, что происходит в обществе. С другой стороны, не менее важно создать для СМИ такие условия работы, в которых они моментально получают информацию: комментарии от первых лиц государства, ньюсмейкеров, возможность ведения содержательных диалогов. Надо признать, что это непросто: в России традиции демократической журналистики еще только складываются. Многие чиновники по-прежнему боятся общаться с прессой: это и боязнь ответственности за свои слова, и опасения, что слова будут неправильно поняты. Да и журналисты не всегда отличаются корректностью. Многие чиновники, «подставившись» пару раз, потом со скрипом идут на контакт.

— У президента Медведева был список запретных журналистов?

— Нет, он готов работать со всеми. И в этом наши позиции совпадают. Я убеждена, что президент должен общаться со всеми СМИ, за исключением, пожалуй, тех, кто пропагандирует националистические взгляды. СМИ нельзя делить на государственные и коммерческие, федеральные и региональные, оппозиционные и не оппозиционные. И общество нельзя делить. Мы все — граждане России, и у каждого есть свое мнение, которое он может беспрепятственно выражать. Работать надо со всеми СМИ. И Медведев считал так с самого начала своего президентства: напомню, что первое интервью, которое он дал российскому изданию, было опубликовано в «Новой газете».

— Было ли такое, что вы закрывали двери перед какими-то изданиями?

— В работе пресс-секретаря такого нет. Все, что ты можешь, — это предлагать людей или форматы, которые будут соответствовать твоему руководителю. У меня могут быть свои политические или эстетические пристрастия, но выбор всегда за первым лицом. Я не имею право определять, с кем можно работать, а с кем нельзя.

— Перед вами стоит цель прибли­зить первых лиц к прессе?

— На этот счет среди нашей политической элиты и среди моих коллег есть разные точки зрения. Одни убеждены, что власть сакральна: президент и премьер-министр должны быть выше остальных, их решения объяснять не нужно, они должны снисходить на общество как дождь, или снег, или солнце. Я считаю, что в современном мире это представление устарело. Тем не менее пресс-секретарь в своей работе должен прежде всего отталкиваться от представлений руководителя о своем присутствии в СМИ. С Медведевым было бы странно играть в «сакральность»: он сам ведет «Твиттер» и «Живой журнал», он узнает новости из интернета иногда раньше, чем его пресс-секретарь; Медведеву важно, чтобы его мотивацию понимали, знали, что его волнует, какие цели он преследует. Ему важно быть понятым, и для этого он прилагает много усилий.

— Старался. Он старался быть честным, и, как правильно заметил мой коллега Аркадий Дворкович в одном из интервью, не обещал ничего того, чего не мог бы сделать. Другое дело, что за эти четыре года сформировались и определенные общественные ожидания, но это уже другой разговор.

— Когда четыре года назад вам предложили стать пресс-секретарем, какую цель вы поставили перед собой и добились ли ее?

— За последнее время функции пресс-секретарей, представля­ющих властные структуры, претерпели серьезную эволюцию. Теперь задача пресс-секретаря — не комментировать и модерировать СМИ, а правильно интерпретировать сложные события. Пресс-секретарь должен предложить своему руководителю наиболее приемлемый выход из кризисной ситуации или, если это позитивная история, максимально воспользоваться ее плодами. В сегодняшнем быстром мире ньюс­мейкеры перестали нуждаться в ­»информационных костылях», которыми, по сути, являлись пресс-секретари. Тем не менее мое глубочайшее убеждение состоит в том, что главная задача пресс-секретаря — создавать возможности для журналистов получить прямой ответ и четко доводить позицию главы государства до прессы. Именно это я считала своей задачей и старалась максимально ей соответствовать. Еще мне казалось важным обращать внимание не только на содержание, но и на форму подачи информации.

— Да, но дело еще и в том, что мы во многом выбираем сердцем, поэтому форма не менее важна. Правда, иногда форма пытается перевесить содержание. Я, например, столкнулась с этим, когда мы делали большую пресс-конференцию Медведева в «Сколково» весной прошлого года. Президент давно хотел сделать нормальную, большую, максимально открытую пресс-конференцию в хорошем, интересном месте, но в итоге заявленная форма — 800 аккредитованных журналистов, большинство из которых представляли региональную прессу, прямой эфир, возможность задать любой вопрос — создала такие завышенные ожидания, что многие были убеждены, что на этом мероприятии президент объявит буквально все.

— Да, я помню обсуждения накануне, что он-де помилует Ходорковского или скажет, что идет в президенты на следующий срок.

— Именно! Сейчас мне уже трудно оценить, принесло ли это больше минусов или плюсов, но форма по-прежнему мне кажется верной. На той пресс-конференции были заданы правильные и нужные вопросы. И я не согласна со снобизмом московских журналистов, которые потом критиковали вопросы своих региональных коллег, например, про финансовую поддержку оленеводства. Наша страна большая — и разных людей, которые в ней живут, волнуют разные вещи. Для одних, действительно, важны субсидии, позволяющие выживать, а для других — формирование гражданского общества. А потому нечестно говорить, что журналисты из регионов не спросили про Ходорковского, а спросили про «какие-то там рога». Требования у всех разные, и глава государства должен отвечать на все запросы или, по крайней мере, стараться отвечать.

— Говоря о форматах, сложно не вспомнить трансляцию телефонного разговора между Медведевым и Путиным на Первом канале, когда премьер, стоя среди березок, отчитывался о ситуации с пожарами в России. Неужели Первый канал при всех его мощностях не мог снять такой Голливуд, чтобы ни у кого не было претензий?

— Потому что это все делалось за 15 минут, на коленке, в реальных березках, недалеко от пострадавшей деревни, где находился премьер-министр Путин. МЧС развернули спутниковую связь, которая с трудом поймала сигнал, потому что везде низины. И никакого Голливуда быть не могло: одна камера стояла в Горках, где президент Медведев в это время проводил совещание по помощи пострадавшим, а другая — рядом с премьером. Все.

— Но это выглядело очень слабой постановкой очень слабого спектакля.

— Это не была постановка, и это не было спектаклем. Вопрос в другом. Многие телевизионные форматы перестали работать. Я уверена, что на будущее одной из главных задач в работе с общественным мнением станет смена формата. То, что работало 12, 10, 5 лет назад, сегодня уже плохо работает даже на ту аудиторию, которая к этому традиционно готова. И это разговор не о том, что телевидение исчерпало свои возможности, а о том, что протокольная картинка содержательно перестает работать вообще: теряется смысл, теряется важность, теряется все. И так происходит не только у нас, в России.

Смена формата — не подмена смысла. Новые формы должны привести к изменению качества дискуссии. Например, существовало такое неписаное правило, что главе государства не пристало самому ездить в «Останкино», поэтому все телеинтервью записывались в государственных резиденциях. В 2009 году, когда был кризис и Медведев практически каждый месяц давал интервью, где рассказывал о мерах, которые предпринимаются президентом и правительством, в какой-то момент Дмитрий Анатольевич предложил: «А давайте следующее интервью запишем не в Кремле, а на каком-нибудь канале?» В итоге поехали на Первый канал. Это выглядело по-новому. Вот студия программы «Время», прямой эфир, вот Кирилл Клейменов, вот президент, они сидят, разговаривают на равных: ведущий и гость. Эффект от этого разговора был очевидно больший, чем если бы в очередной раз показали запись из унылого кабинета Кремля. И я хочу сказать, что это важно не только для аудитории, но и для спикеров. Когда изо дня в день одни и те же декорации, сами ньюсмейкеры перестают слышать то, что они говорят.

— Четыре года подряд вы наблюдали за президентом, за властью, за СМИ, за обществом — что изменилось?

— Поменялось не за четыре года, а по-настоящему многое поменялось за последние 10-12 лет. Власть научилась слушать общество. И не только те запросы, которые перерастают в пикеты, марши или митинги, но и те, увидеть которые можно, только если ты пользуешься интернетом.

— А Чистые пруды видит? Вот это бессрочное, не поддающееся описанию народное гуляние?

— Могу сказать только свое мнение. Бессрочное гуляние — это довольно странное выражение гражданской позиции, больше напоминающее детскую игру «казаки-разбойники». Главный вопрос: в чем ваши требования? Вы хотите гулять по городу? Пожалуйста, гуляйте! Но если вас четыреста человек, то, по правилам, это называется несанкционированный митинг — и тогда власти города нужно применять те меры, которые в таких случаях предпринимаются. Причем предпринимаются во всем мире. На что должна реагировать власть в этом случае? Какой запрос к ней сформулирован? Невозможно реагировать на прогулки по бульварам. В какой-то момент это превратилось в фейсбучный междусобойчик. Болотная или проспект Сахарова — это вызов, который нельзя было игнорировать, там был посыл: большое количество людей потребовало к себе уважения как к гражданам, реализовало свои гражданские права, попыталось их внятно выразить и сделать возможным источником давления на власть — в хорошем смысле давления.

— Могут ли договориться власть и оппозиция?

— Не так давно у Медведева была встреча в формате Открытого правительства, посвященная борьбе с коррупцией, на которую пришли два юриста из проекта «РосПил». Они детально и по делу критиковали закон о госзакупках, предлагали конкретные вещи. Но потом Навальный написал в блоге, что все это профанация, полная чушь, никто ничего не сделает, и он вообще с самого начала советовал туда не ходить. Но дело ведь в том, что ни у кого нет патента на борьбу: ни на борьбу с коррупцией, ни за чистоту рядов, ни на борьбу за лучший мир. У всех есть только свои представления об этом, и все имеют право их реализовывать — любые граждане, будь они чиновники, гражданские активисты, журналисты, артисты, кто угодно.

Очень важен инструментарий, который сейчас абсолютно легитимно находится в руках власти: народ избрал себе президента, с этим спорить бессмысленно. Дальше возникает вопрос: можете ли вы работать с этим инструментом, пользоваться им для достижения своих целей? Я убеждена, что, например, диалог в формате того же Открытого правительства — это нормально, это понятная и полезная работа. Эта совместная работа создает в итоге нужный эффект и объединяет усилия, которые должна предпринимать власть и гражданское общество, чтобы изменить ситуацию в стране.

— Вас называют серым карди­налом, автором «Снежной революции». Как вы к этому относитесь?

— Это заказной бред, который писали люди в надежде, что кто-нибудь это распечатает и принесет Дмитрию Анатоль­евичу или Владимиру Владимировичу. Они, видимо, должны были ужаснуться и немедленно меня уволить. Я на это никак не реагирую. Меня это не задевает, я честно делаю свою работу.

— А как вы это отключаете? Вы не «гуглите» свое имя?

— Поначалу я, как все люди, которым важна ответная реакция на свои действия (тем более что я работаю в публичном поле), безусловно, «гуглила» свое имя и даже читала весь этот бред. Пару раз была готова вступить в дискуссию, объясниться, привести примеры, а потом подумала, что этих людей я не только не знаю, но даже не представляю, насколько они профессионально понимают, что я делаю. И если это так, то почему я должна так болезненно реагировать на их мнение? Я работаю с коллегами, журналистами, экспертами, к чьей оценке я прислушиваюсь.

— Вы своих друзей классифицируете по политическим пристрастиям?

— Круг моих друзей сформировался много лет назад. Я в журналистике с 1995 года, и со многими из тех, кто сейчас является известными колумнистами или активными лидерами гражданской журналистики, я познакомилась давно. Мы вместе делали карьеру, вместе работали — кто-то из них остался со мной по жизни просто как друг, и мне в этом смысле совершенно не важны их политические взгляды.

— Что вы считаете самым боль­шим провалом в своей работе?

— Бадминтон. Это моя серьезная ошибка. Я вообще не увидела, не почувствовала, не поняла, что настроение у части общества после 24 сентября изменилось. И то, что раньше могло быть воспринято как абсолютно понятная, человеческая черта президента, было воспринято гораздо жестче.

— То есть бадминтон придумали вы?

— История очень простая: Медведев откликнулся на просьбу Федерации по бадминтону и записал короткое приветствие для их фильма. Ничего особенного в этой просьбе не было. Медведев играет в бадминтон, ему нравится эта игра. Мы разместили отрывок в блоге. И понеслось. Сейчас я понимаю, что, по­явись эта запись до съезда «Единой России», реакция была бы гораздо лояльнее. Утешает, что потом из регионов пришло много теплых отзывов от детей и тренеров по бадминтону. Но, как говорится, осадок остался.

— А Медведева это задело? Вообще его задевают такие вещи?

— Личные оскорбления? Он умеет это отсекать.

— Почему, как вы считаете, в обществе так развито недоверие к власти?

— Это традиционно, увы. При этом народ надеется только на царя. Наверное, именно поэтому власть в какой-то момент перешла в режим монолога. И президент Медведев, на мой взгляд, сделал очень многое для того, чтобы появился диалог. Более того, я считаю, что многие события, которые последовали после декабрьских выборов, — это и есть проявление того, что монолог прервался, и стал возможен диалог, в каком бы виде он сейчас пока себя ни проявлял.

— Я хочу вам задать вопрос, который главный редактор телеканала «Дождь» Михаил Зыгарь задал Медведеву во время последнего интервью: испытывали ли вы за эти годы чувство отчаяния?

— Медведев ответил честно. Если ты испытываешь отчаяние, будучи президентом, это значит, что на следующий день ты должен снять с себя полномочия. Быть главой государства — огромная ответственность, ты должен каждую секунду понимать, что за тобой 140 миллионов человек, и ты не имеешь права жалеть себя, злоупотреблять самоанализом, ты должен быть максимально адекватен в трудный момент. Можно переживать, но ты не можешь быть парализован отчаянием.

— А вы отчаивались?

— Для меня отчаяние — слишком сильное слово. А разочарование, ощущение бессилия, ощущение невозможности что-то исправить, ощущение принятого решения, которое ты не разделяешь, но должен выполнять, — это было.

— А страх испытывали?

— Конечно. Это и физический страх, когда, например, надо лететь на вертолете где-то в ущелье при чудовищной погоде. А иногда страх публичный — вдруг, ни с того ни сего становится страшно выступать или вести пресс-конференцию. И непонятно, с чем это связано: с новой ли обстановкой, с новыми людьми, но бывает и такое.

— У вас ужасно серьезная работа, а посмеяться вам удается?

— Про кота Дорофея нормально посмеялись.

— Это Медведев сам придумал?

— Да. Это было в Китае, с которым у нас приличная разница во времени. Когда я проснулась и почитала интернет, поняла, что случилось страшное: сбежал кот Дорофей. Катастрофа! Весь интернет переживает за животное. Через час начало заседания БРИК с обсуждением серьезнейших экономических проб­лем, но блогосферу это не волнует! Волнует только кот!

— Вы приходите к президенту и говорите.

— «Дмитрий Анатольевич, у нас серьезная проблема, безопасность страны под угрозой». Он: «Что случилось?» — «У вас пропал кот». — «Как пропал кот?» Я говорю: «Ну вот».

— С серьезным лицом?

— Конечно, нет, мы очень смеялись. Потом он говорит: «Поскольку история абсурдная, давайте пошутим?» Я тоже понимала, что эту историю надо как можно скорее довести до абсурда, иначе пришлось бы жить с ней еще недели три. Так что Медведев достал телефон и написал пост про «котэ». Вот и все.

— Четыре года подряд, семь дней в неделю, 24 часа в сутки с президентом и информацией. Как к этому относится ваш муж?

— Героически. Это все было бы невозможно без поддержки мужа, который с пониманием и очень стойко относится к моей работе.

— Возможно, он к этому относился как к проекту: четыре года закончатся, и она будет со мной?

— Мой муж хорошо знает, что у меня один проект плавно переходит в другой. Конечно, ему, наверное, хотелось бы, чтобы я чаще была дома, уделяла бы ему больше времени, но одновременно он понимает, что женился на девушке, которая не будет сидеть дома и готовить ему завтраки. Еще до нашей свадьбы я была первым замначальника в управлении пресс-службы, и сомнений, как будет дальше развиваться моя карьера, у него не было. Саша всегда меня поддерживает.

— Чем вас так привлекает государственная служба?

— Мне всегда была интересна политика, я и в журналистику пошла только потому, что мне хотелось понять, как все устро­ено. Позиция, на которую меня пригласил Владимир Путин, — замначальника департамента информации правительства, — давала мне возможность наконец увидеть это изнутри. Было время жесткой предвыборной кампании «Единства», время реального политического противостояния. Я впервые участвовала в работе предвыборного штаба, было безумно интересно. Потом это плавно перетекло в предвыборную кампанию самого Путина, а затем я стала работать в пресс-службе президента. И в какой-то момент поняла, что, если есть возможность что-то сделать, отказываться от этого неправильно, нужно максимально честно, в согласии со своими принципами реализовывать вещи, которые кажутся важными для развития страны.

Рейтинг брокеров БО с русским языком:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место на рынке! Лидер независимого рейтинга. Самая удобная платформа для новичков.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    Надежный и проверенный временем брокер!

Добавить комментарий